INTERFAX.RU            RU  ENG
Тел: +7(499) 251-45-04
Факс: +7(499) 251-27-29
E-mail: avn@interfax.ru
 

 Сохранить логин и пароль
Интерфакс-АВН
    ГЛАВНАЯ   |   ОБ "ИНТЕРФАКС-АВН"   |   ПРОДУКТЫ И УСЛУГИ   |   ПОДПИСКА   |   РЕКЛАМА  Интерфакс-АВН
               
 Новости 
 Еженедельный вестник 
 ВПК и экспорт оружия 
 Эксклюзивы  
 Выставки 
 
 

                               

Интерфакс-АВН
Все новости за 19.09.2018 
12:57 Росгвардия получит комплексы "Стена" для защиты от агрессивной толпы - концерн
12:43 ОБСЕ призывает к открытию новых КПП в Донбассе
12:37 Путин проведет заседание ВПК в парке "Патриот", обсудит создание перспективных образцов военной техники - Песков
10:15 На Украине вступил в силу указ Порошенко о прекращении договора о дружбе с Россией
09:10 РФ за два года заключила более 20 новых оружейных контрактов со странами Африки южнее Сахары - "Рособоронэкспорт"
08:51 Фрегат "Адмирал Эссен" завершил заход на греческий остров Порос
08:23 Огнеметы "Солнцепек" впервые будут задействованы в российско-монгольских учениях "Селенга-2018" - ВВО
08:22 Пентагон в свой стратегии декларировал усиление борьбы с кибератаками России и Китая - ТВ
07:43 Трамп впечатлен результатами межкорейского саммита
07:28 КНДР решила полностью демонтировать ракетный и ядерный полигоны
 
Владимир МихеевВладимир Михеев: летчик может "курить бамбук", вертолет сделает всю работу за него
СлюсарьГлава ОАК: скажут в космос полететь - полетим в космос
Сергей ПоповСергей Попов: "Лазерное оружие станет ещё мощнее"
Сергей АбрамовСергей Абрамов: Ростех вкладывает миллиарды в научные разработки
 
 
Генсек НАТО: наш диалог с Россией идет непросто, но он очень важен
Столтенберг

       11-12 июля в Брюсселе пройдет саммит НАТО. О том, какое место на встрече в верхах займет тема России, как НАТО намерена дальше строить отношения с Москвой в интервью "Интерфаксу" рассказал генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг.



      - Господин Столтенберг, какое место на саммите НАТО займет тема России?

       - Саммиты НАТО - важная возможность для лидеров стран-союзников встретиться и обозначить стратегическое направление развития альянса. На брюссельском саммите на этой неделе мы сделаем следующие шаги по адаптации НАТО к изменяющимся вызовам.

       Мы сосредоточимся на нескольких ключевых темах - на усилении сдерживания и обороны, наращивании борьбы с терроризмом, достижении более справедливого распределения бремени (военных расходов – ИФ), работе с партнёрами, например, с Европейским союзом, а также на политике открытых дверей для новых членов.

       Я ожидаю, что в рамках обсуждений союзники подтвердят двухтрековый подход НАТО по отношению к России – сильное сдерживание и оборона в сочетании с содержательным диалогом. Этот подход отражает наш ответ на изменившуюся ситуацию в сфере безопасности. В 2014 году мы видели, что Россия силой изменила границы в Европе, незаконно аннексировав Крым и дестабилизировав ситуацию на востоке Украины, что продолжается до сих пор. В ответ НАТО заморозила все практическое сотрудничество с Россией. Мы также предприняли шаги, направленные на усиление сдерживания и обороны.

       В то же время мы оставили открытыми каналы связи. В мае я председательствовал на заседании Совета Россия-НАТО, которое стало седьмым за последние два года. Наш диалог развивается непросто, но он очень важен. Мы должны снизить риск недопонимания и возникновения инцидентов. Вот почему я, а также мой заместитель, регулярно общаемся с нашими российскими коллегами. Например, в феврале я встречался с министром иностранных дел (Сергеем - ИФ) Лавровым в рамках Мюнхенской конференции по безопасности. Каналы связи между военными также открыты - генерал Скапаротти (верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Кертис Скапаротти – ИФ) и генерал Герасимов (начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов - ИФ) встречались в апреле в Баку.

       Я часто повторяю, что мы не хотим изолировать Россию. Мы можем вести диалог с Россией, пока мы сильны и едины.



       - С 2014 года НАТО принимает все новые военные меры по "сдерживанию" РФ. Сейчас пик конфронтации пройден, и эти меры достигли предела или Вы по-прежнему видите в России угрозу своей безопасности и намерены предпринимать дополнительные военные шаги?

       - Для начала давайте расставим все по своим местам. НАТО не ищет конфронтации с Россией, и мы не видим никакой неминуемой угрозы ни для одного из союзников по НАТО. Как бывший премьер-министр Норвегии, я знаю, что с Россией возможно и говорить, и работать. В Норвегии мы вели переговоры с Россией, в частности, по энергетике, пограничным вопросам. Этот диалог был полезен как для России, так и для Норвегии. Я верю в аналогичный подход. И поскольку нет сомнений в том, что союзники по НАТО смогут защищать друг друга, диалог с Россией является признаком силы, а не слабости.

       В то же время НАТО не может игнорировать действия России по нарушению международных норм и подрыву нашей безопасности. На протяжении последних несколько лет мы видим, что Россия стала более напористой, значительно увеличила свой военный потенциал, готова применять военную силу против своих соседей и демонстрирует нехватку транспарентности в военной сфере.

       В 2014 году мы приняли решение усилить наше сдерживание из-за незаконной аннексии Крыма Россией, продолжающейся дестабилизации на востоке Украины и наращивании военного потенциала вблизи границ союзников по НАТО. Мы разместили четыре многонациональных батальона в Эстонии, Латвии, Литве и Польше общей численностью приблизительно в 4,5 тыс. военнослужащих. Это пропорциональные, оборонительные силы, но они посылают четкий сигнал, что нападение на одного из членов альянса будет означать нападение на весь альянс. Цель НАТО – не спровоцировать конфликт, а сохранить мир.

       Мы продолжим адаптироваться, чтобы обеспечить безопасность наших стран. В то же время мы будем стремиться к конструктивным отношениям с Россией, предусматривающим открытый диалог для донесения наших позиций и минимизации рисков, вызванных военными происшествиями или инцидентами. Это в наших общих интересах и в интересах европейской безопасности.



       - Сообщалось, что на саммите НАТО планируется принять решение о создании нового Центра киберопераций. Его появление также обусловлено боязнью некой киберугрозы, исходящей от России?

       - В последние годы мы видели множество крупномасштабных кибератак, которые бросают вызов в сфере безопасности как нашим союзникам и партнерам, так и НАТО в целом. За этими атаками стоят различные игроки: правительства, преступные группы и террористические группировки, или просто одиночки. Мы принимаем необходимые меры для того, что альянс мог защитить свои киберсети от любого источника угроз.

       Кибероборона НАТО направлена на защиту альянса от разного рода угроз независимо от их источника. Наши действия в киберпространстве носят оборонительный характер и соответствуют нашим международным обязательствам. Будущий Центр киберопераций является частью наших усилий по созданию мощной киберобороны. Центр будет заниматься интегрированием вопросов кибербезопасности в наше оперативное планирование, обучение, а также учения, чтобы гарантировать, что у нашего военного командования есть достаточный инструментарий для проведения операций и миссий в 21-м веке.

       Я ожидаю, что лидеры стран НАТО на саммите одобрят создание Центра киберопераций в рамках адаптированной командной структуры альянса. Командная структура является военной опорой НАТО, и мы укрепляем ее на всех уровнях: штат расширяется на более чем 1,2 тыс. человек, создаются две новые командные структуры – объединенное командование силами в Атлантике со штаб-квартирой в Норфолке в американском штате Вирджиния и командование по тыловому обеспечению и логистике в немецком городе Ульме.

       Кибероборона, логистическая поддержка для обеспечения мобильности в военной деятельности и возможности переброски подкрепления интегрированы в новую командную структуру на всех уровнях, что является частью усилий, направленных на то, чтобы НАТО оставалась сильной перед лицом вызовов, с которыми мы сталкиваемся, и готовой к новым угрозам, где бы они ни возникали.



       - Возможен ли диалог с Россией и по вопросам кибербезопасности, чтобы снять озабоченности альянса?

       - Содержательный диалог – неотъемлемая составляющая подхода НАТО к России. Диалог важен для нас, чтобы избежать недопонимания и инцидентов, и если они происходят, предотвратить их эскалацию и выход из-под контроля.

       В рамках диалога в Совете Россия-НАТО в мае союзники подняли вопрос о попытках России дестабилизировать стран-членов и партнёров НАТО путем действий в киберсфере, а также другой гибридной активности. Союзники выразили обеспокоенность по поводу кибератак, исходящих из России, а также кампаний по дезинформации и вмешательству в национальные выборы. И теперь Россия должна дать заслуживающий доверия ответ на эти обеспокоенности. Это стало бы сигналом того, что Россия также привержена конструктивному диалогу.

       Между тем, альянс продолжит укреплять свою кибероборону и способность защищать всех своих союзников от любых угроз, в том числе и в киберпространстве. Как я уже сказал, это не направлено против какого-либо государства, но является ответом на растущие вызовы, с которыми мы сталкиваемся.



       - Угроза слома Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы после выхода из сделки США и разработка Тегераном ракетной программы не возрождают ли призрак иранской угрозы и не подтолкнут НАТО и США к тому, чтобы вернуться к четвертой фазе поэтапной адаптивной системы ПРО в Европе или принять иные дополнительные шаги в сфере европейской ракетной обороны?

       - СВПД имеет отношение к ядерному оружию Ирана, но не к его баллистическим ракетам. США вышли из СВПД, но все союзники согласны, что Иран никогда не должен разрабатывать ядерное вооружение.

       Иранские баллистические ракеты остаются предметом обеспокоенности альянса. Иран продолжает разрабатывать и испытывать все более мощные баллистические ракеты, которые способны достичь европейских союзников НАТО. Альянс продолжит развивать свой потенциал противоракетной обороны, чтобы защитить союзников от всевозрастающей угрозы распространения баллистических ракет.

       Не в моей компетенции обсуждать планы текущей администрации США по поэтапной адаптивной системе ПРО в Европе. Я могу лишь сказать, что НАТО продолжит инвестировать в развитие потенциала ПРО. Это - наше обязательство как оборонительного альянса. Это долгосрочные инвестиции, направленные на парирование долгосрочных угроз нашей безопасности.



       - Россия считает, что системы "Иджис", которые развертываются в Румынии и Польше, потенциально могут нарушить положения Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Видите ли вы угрозу слома этого договора и как относитесь к утверждениям США о том, что Москва нарушает РСМД, и планам Вашингтона принять в отношении России санкции и меры военного характера?

       - Системы ПРО "Иджис" в Румынии и в будущем в Польше не направлены против России, не отразятся и не подорвут российский стратегический потенциал сдерживания. Эти места базирования являются составной частью системы противоракетной обороны НАТО. Это оборонительная система, которая призвана защитить альянс от ограниченных атак из-за пределов евроатлантической зоны.

       Североатлантический совет в декабре прошлого года подчеркнул, что США соблюдают свои обязательства в рамках ДРСМД и привержены строгому выполнению его положений. США четко заявляли, что объект ПРО в Румынии полностью соответствует положениям ДРСМД. Размещенные там перехватчики не предназначены для нападения и не оснащены фугасной боевой частью. Этот объект ПРО не предназначен для запуска крылатых ракет. Более того, юридические соглашения между США и Румынией оговаривают, что этот объект не может быть использован для иных целей, кроме противоракетной обороны.

       Мы очень серьезно подходим к соблюдению ДРСМД. Все союзники согласны, что этот договор является ключевым компонентом как европейской, так и глобальной безопасности. Согласно этому договору, был уничтожен целый класс угрожавших безопасности и стабильности Европы ядерных ракет – ракет средней и меньшей дальности, способных при минимальном времени предупреждения поражать центры командования и управления, а также другие критически важные цели. Мы полностью привержены сохранению этого исторического и по-прежнему жизненно важного договора в сфере контроля над вооружениями.

       США четко дали понять, что Россия нарушает ДРСМД, и они продолжат добиваться, чтобы Россия вновь стала выполнять этот договор. Союзники по НАТО призвали Россию ответить на озабоченности США в содержательном и поддающемся контролю ключе и продемонстрировать приверженность режиму контроля над вооружениями в Европе.



       - Каково ваше отношение к возможным закупкам Турцией, страной-членом НАТО, российских зенитных ракетных систем С-400?

       - Союзники по НАТО вправе сами решать, какую военную технику закупать. Для НАТО важно, чтобы закупаемое союзниками вооружение было оперативно совместимо. Это ключевой момент для НАТО при проведении миссий и операций. В большинстве случаев союзники закупают военную технику у других стран-членов НАТО, что усиливает ее оперативную совместимость и, в конечном счете, нашу безопасность.

     
Назад    
     
 
 
    ГЛАВНАЯ   |   ОБ "ИНТЕРФАКС-АВН"   |   ПРОДУКТЫ И УСЛУГИ   |   ПОДПИСКА   |   РЕКЛАМА 
    Разработка "Интерфакс"
    Copyright © 1991-2017 Interfax. Все права защищены.   |   Условия использования информации   |   Запрещено для детей
    Старая версия сайта